Николя Саркози оказался коррупционером, а мы думали – друг

Парижский суд вынес экс-президенту Франции обвинительный приговор по «делу о прослушке» и отправил на год за решетку.
 
Николя Саркози предстоит провести год в тюрьме. Еще два он получил условно. Обещания похлопотать о должности в Монако бывшему высокопоставленному сотруднику Кассационного суда Жильберу Азиберу, чтобы в ответ получить информацию по делу о незаконном финансировании президентской кампании, вылились для Саркози не только в политический, но и личностный крах.

О том, что Ливия выделила для победы будущему президенту более чем 50 млн евро, еще несколько лет назад заявил сын Муамара Каддафи, потребовав деньги назад. В мае 2007 года Саркози во втором туре с незначительным перевесом выиграл выборы. Компрометирующие обстоятельства того времени не могли не тревожить политика. Поэтому Саркози откликнулся на предложение Азибера и вел переговоры адвоката Тьерри Эрзог. 

Обвинение всем троим было выдвинуто на основании телефонной прослушки 2013-2015 годов. Они признаны виновными в коррупции и торговле влиянием. Несмотря на то, что сторона защиты пыталась отменить дело, обосновывая свою позицию незаконностью прослушивания телефонных разговоров и нарушением тайны переговоров адвоката и клиента, Азибер, Эрзог и Саркози получили по 3 года тюрьмы, а адвокат дополнительно – запрет на профессию сроком на 5 лет.

Серьезная политическая карьера началась для Саркози в 1988 году, когда он победил на внеочередных выборах в нижнюю палату французского парламента. Минута славы наступила для него в 1993 году – Николя проявил себя как отважный переговорщик с террористом, взявшим в заложники незаконность прослушивания телефонных разговоров и нарушении тайны переговоров адвоката и его клиента. Спустя несколько месяцев Саркози был приглашен в правительство, занял одновременно два кресла – министра по бюджету и министра по коммуникациям.

Менее чем через две недели после избрания президентом, Саркози впервые поговорил по телефону с российским коллегой Владимиром Путиным. И если еще в феврале 2007 года француз негативно отзывался о том, как федеральные войска вели себя в Чечне, то по итогам личного общения с президентом России его позиция резко изменилась. Николя Саркози открыто заявлял, что считает Россию великим государством, а главу государства – человеком, обеспечившим стабильность, «с которым можно говорить». Французский президент обозначал важность в создании привилегированных отношений между двумя странами.

Это проявилось в том, как Саркози на посту президента страны-председателя Евросоюза расценил вооруженный конфликт в Южной Осетии 2008 года. В результате его усилий был реализован план Медведева – Саркози, под мирным соглашением поставили свои подписи президенты Грузии, Южной Осетии и Абхазии. 

В июне 2014 года Николя побывал с частным визитом в России, где неформально встретился в Сочи с Владимиром Путиным. Не исключено, что это общение положительно сказалось уже в ноябре того же года, когда Саркози позволил себе не согласиться с мнением США и передал вертолеты типа «Мистраль» Военно-морскому флоту России.

Подобную позицию он демонстрировал и позднее. Например, в феврале 2015 года, отметив, что Крым возвратился в России вследствие воли большинства его жителей. А спустя полгода Саркози побывал в Москве по случаю присуждения почетного звания доктора МГИМО, где в публичной обстановке Владимир Путин не стал скрывать, что они с президентом Франции на «ты».

К тому времени Николя Саркози уже имел привод в полицию и был допрошен в суде по обвинению в злоупотреблении служебным положением, коррупции, торговле влиянием. Это случилось 1 июля 2014 года.
Л'Этуаль
Читайте также