Поиск по странам и городам

За пятьдесят лет нам удалось сделать мощный Центр подготовки космонавтов. В 1966-м здесь появились первые жилые дома. Теперь ЦПК принадлежит Роскосмосу, а Звездный городок - области. Между собой они как бы не связаны, а это было единое целое. Но самое главное - это потеря кадров. С переходом Центра из министерства обороны на гражданку ушли многие военные специалисты. Да, хорошие инструктора остались, но они все в возрасте: погоны сняли давно. А ведь специалистов для ЦПК ни один вуз не готовит. Приходят ребята после академий. Их подготовкой уже здесь, в Центре, всегда занимались опытные инженеры, опытные космонавты. Молодой специалист впитывал этот опыт и учился решать новые проблемы, не набивая шишек и синяков. Только через пять лет он приступал к самостоятельной работе. Эта потеря сразу не восполнима. Нужны годы…
Борис Волынов,
дважды Герой Советского Союза,
летчик-космонавт (пришел в отряд вместе с Юрием Гагариным)

Из январского интервью «Российской газете»
Виктор Вебер:
«Мне выпала удача спасать человеческие жизни...»

Когда мы договаривались о встрече с ректором Новго­род­ского государственного университета им. Ярослава Мудрого Виктором Вебером, признаюсь, в голове уже был  четко  сформированный образ успешного про­­фес­­сора, почивающего на лаврах. Тем приятнее бы­ло «разо­чарование» – моим собеседником оказался инте­ресный человек с очень непростой судьбой.
– Виктор Робертович, да простят меня поборники толерантности за мой некорректный вопрос, Вы – немец по национальности. Как случилось, что первая половина жизни связана с Казахстаном, а вторая проходит в Великом Новгороде?

– Именно потому, что родители – немцы, семья и оказалась в Казахстане. Дело в том, что оба были депортированы в 1941-м в Семипалатинскую область, отец с Поволжья, а мама с Украины. Родственники постарше были отправлены в советские трудовые лагеря, которые мало чем отличались от концлагерей фашистской Германии. Папа уже с 14 лет работал дорожником, про­шел путь от разнорабочего до начальника, имея, кстати, всего лишь 6 классов образования – дальше учиться возможности не было. Мама тоже поначалу батрачила, а потом устроилась санитаркой в роддом, там всю жизнь и проработала. Семья была большой, у меня еще два старших брата – Иван и Александр. Воспитывала нас бабушка, причем воспитывала жестко – за малейшую провинность стегала ивовыми прутьями. Мне, как самому младшему, доставалось больше всех, и от взрослых, и от братьев. Правда, отец на нас руки никогда не поднимал, ему достаточно посмотреть было, чтобы мы перестали хулиганить. Трудное было детство, тяжелое, но это уже сегодня понимаешь, спустя годы. А тогда все воспринималось немного по-другому. Суровый край – летом жара за 50 градусов, зимой морозы почти такие же. Ни одно растение не выживало, из зелени только телеграфные столбы... Но мы все равно целыми днями пропадали на улице. Летом играли в футбол, волейбол, городки, рыбачили. А зимой лыжи, конечно. Но самое любимое занятие – игра в рыцарей. Оторвешь у соседа штакетник, сделаешь из фанеры щит и стенка на стенку, улица на улицу, такие бои закатывали... Вообще, жили мы все очень дружно. Казахи, немцы, болгары, чеченцы, кого среди нас только не было. И никогда не делили друг друга по национальному признаку, это было не принято. Более того, если в семьях и разговаривали друг с другом на своем языке, на улице все общались только на русском – это был наш родной общенациональный язык.

И пошел Филиппок в школу...



– Как учился будущий профессор Вебер?

– Очень хорошо учился, с удовольствием. В школу я впервые пошел сам, в пять лет увязался за старшими братьями. Ну, меня, конечно, выгнали. На следующий год снова пошел, опять выгнали. Сказали дома до семи посидеть. Обиделся я тогда жутко, очень переживал. В общем, Филиппок из меня не получился... Но как только заветная мечта сбылась, от учебы меня было уже не оторвать.

До 9-го класса я был круглым отличником, к концу школы только четверки по математике появились, не любил я ее страшно. Больше всего любил химию, меня этот предмет просто завораживал. После школы собирал разные таблетки, их тогда много около больницы на улице валялось, и химичил с ними, в пробирках смешивал, какие-то формулы выводил. Сегодня вспоминать смешно, а тогда было очень интересно. А еще я очень много читал, причем все подряд, без разбору. Жаль, что не было рядом человека, который мог бы направить, подсказать, сформировать вкус и мировоззрение. При этом я в классе был главным хулиганом-заводилой. И с уроков друзей подбивал убегать, и окна мы били отчаянно. Особым шиком считалось прямо во время урока незаметно вылезти через форточку на школьный двор, покурить там и вползти обратно. Если не застукали – герой! Кстати, побаловавшись в детстве с сигаретами, во взрослой жизни я ни разу не закурил.

– Быть врачом, мечта детства?

– Что Вы! Я в медицину попал совершенно случайно. Мечтал быть химиком, и ни в какой профессии себя больше не видел. Собирался поступать в Томский политехнический институт, друг уговорил идти в меди­цинский в Семипалатинске, сказал, что там химию очень интересно преподают. Так меня с толку и сбили...

Но учиться мне и вправду понравилось. Почти все институтские годы шел на повышенную стипендию, после лекций ежедневно занимался в спортзале – штангу тягал, а потом еще и в библиотеках научные труды изучал. Искренне завидовал сокурсникам и не понимал, куда они девают уйму свободного времени после учебы, ничем себя не обременяя. К сожалению, опыт и понимание того, что многое в жизни могло сложиться иначе, будь рядом настоящий наставник, приходит много позже. У меня ведь уже на шестом курсе была почти готовая диссертация, просто никто не подсказал тогда смышленому студенту, что надо делать.

Хотя, не буду лукавить. Жизнь подарила мне встречу с замечательным человеком, Юрием Германовичем Гайевским, который разглядел во мне потенциал. Мы уже много лет коллеги. В прошлом мой учитель, теперь он преподает у меня на кафедре внутренние болезни и терапию. Я всегда буду благодарен ему за то внимание и заботу, которыми он меня окружил.

– Слушаю Вас и понимаю, что такому целеустремленному человеку должна была всегда сопутствовать удача. Был ли период в жизни, который можно назвать тяжелым?

– Безусловно. Я ничем не отличался от тысячи других студентов. Были и тяжелые, и в прямом смысле этого слова, голодные времена, когда не было денег даже на хлеб. Как и многие другие, я подрабатывал после учебы. Разгружал вагоны, работал в больнице, даже пожарным успел побыть. Страшно вспомнить, мороз под 50 градусов, народ начинает активно топить самодельными печками дома, и пожар за пожаром. Приезжаешь, а там уже и спасать нечего. Зальешь все водой, а она тут же на таком морозе в глыбу льда превращается...

«Первая любовь, как и полагается, была в пять лет...»



– Виктор Робертович, а свою первую любовь помните?

– А как же? Первая любовь, как и полагается, была в пять лет... Потом была школьная любовь, потом... Потом я женился. Женился рано, на четвертом курсе института. Подошел к этому вопросу со всей основательностью: посмотрел, оценил, сообразил вовремя, что из Светы выйдет хорошая жена, и сделал предложение. Так и живем с тех пор, не разлей вода.

– Не было недовольства со стороны родителей? Ведь все-таки рановато, и потом... слишком жива была память о военном времени, а Вы немец?

– Да, это правда. Ее родители меня поначалу не слишком жаловали. Оба они были ветеранами войны, и моя национальность им не очень понравилась. Но ничего, стерпелось как-то. Вообще, мое происхождение по жизни, конечно, аукалось. В детстве это было еще незаметно. Казахи всегда очень тепло относились к немцам и никогда нас не обижали. Впервые я почувствовал себя изгоем, когда захотел вступить в партию. Не подошел именно по национальному признаку. Обидно было очень, я ведь в партию хотел не из-за карьеры, а именно по убеждению. Когда в 1991-м мне все же предложили в нее вступить, я отказался.

Вторая обида – это когда на ученом Совете обсуждали мою кандидатуру на заведование кафедрой в институте. Тогда напрямую сказали: «Либо русский, либо казах. Немца ни за что!» При этом, отец мой, несмотря на происхождение, имел медаль «За победу над фашистской Германией», ну не парадокс ли? Сегодня все это события далекого прошлого, и можно лишь грустно улыбаться. А тогда, поверьте, это было очень тяжело.



Его ждала Германия...



– Виктор Робертович, в начале 90-х очень многие эмигрировали из страны. Вы уже тогда были довольно успешным врачом-кардиологом. Но обстоятельства складывались так, что поневоле задумаешься о перспективах на будущее. Неужели не было соблазна уехать?

– Был, и очень большой. Дело в том, что после распада Советского Союза очень многое поменялось. Перспектив не было никаких, и мы с женой прекрасно понимали, что ради дочери надо переезжать. В 1993-м мои родители вместе с братьями переехали в Германию. Все у них там сложилось хорошо. Через год я съездил к ним в гости, осмотрелся и принял решение ехать. Мне уже тогда было сорок, и я отчетливо понимал, что пора делать рывок. Правда, параллельно рассматривал несколько вариантов трудоустройства. Мне предлагали работу в Омском медицинском институте, должность главного врача в одном из санаториев под Одессой и в Калининградской области. Совершенно случайно услышал про Новгород и поехал на разведку. Здесь тогда только открылась кафедра медицинского института. Город меня очаровал. Был август, все в зелени, Кремль, София... Что тут скажешь, я влюбился в эти места с первого взгляда. В общем, после получасовой беседы с ректором университета Владимиром Сорокой, я вышел от него уже с контрактом в кармане.

– Не жалеете?

– Нет, ни разу за все эти годы не пожалел о сделанном выборе. Я принял этот город, как будто прожил здесь всю жизнь. Семье тоже очень понравилось. И хотя жили мы поначалу очень стесненно, денег катастрофически ни на что не хватало, все как-то образовалось со временем. Помню, я заходил после работы в магазин за хлебом, смотрел, как люди покупают себе лимонад и искренне удивлялся, как они могут позволить себе такую роскошь. Первые деньги, когда моя семья смогла себе хоть что-то позволить, появились у меня лет в сорок пять. Тяжело пришлось. Очень много сил ушло на то, чтобы сохранить институт, сделать его престижным и уважаемым среди коллег из других регионов. Сегодня на кафедре медицины 11 профессоров и 17 доцентов, а когда все начиналось, я был один.

«Я не был готов становиться ректором...»



– Виктор Робертович, в июне 2008-го года большинством голосов на Конференции научно-педагогических работников и студентов Вы были избраны ректором Новгородского государственного университета имени Ярослава Мудрого. Сегодня эта должность, увы, больше административная. Не жалко, что пришлось оставить практическую деятельность врача?

– Знаете, если честно, я вообще не было готов к ректорству. Я не карьерист по природе, и не честолюбив, хотя жена до сих пор говорит, что работа у меня на первом месте. Просто есть четкое понимание, что уж если ввязался в бой, идти надо до конца. Мне жалко, что я больше не практикую, остались лишь консультации. При этом возможно я оставил практику вовремя, не успев очерстветь душой. Сегодня я стараюсь максимально помочь молодым аспирантам и соискателям. Вспоминаю, как сам бился в этой жизни, не имея ни протекции, ни сильной руки, и делаю для них все, что могу.А вообще, я очень счастливый человек. Мне выпала удача спасать человеческие жизни, а значит и свою прожил не зря... 


Справка

Виктор Вебер - доктор медицинских наук, член-корреспондент РАМН, профессор, академик РАЕН, ПАНИ, международной академии гуманизации.

В 1977-м году окончил Семипалатинский государственный медицинский институт по специальности «Лечебное дело». С 1994-го года работает в НовГУ.

В списке научных трудов профессора Вебера в области кардиологии и терапии 575 наименования: статьи, монографии, авторские свидетельства и патенты. Виктор Вебер удостоен званий «Заслуженный работник высшей школы РФ», «Почетный работник высшего профессионального образования РФ», «Отличник здравоохранения», имеет Почетные грамоты министерства образования РФ, администраций Новгородской области и Великого Новгорода, лауреат медали Ярослава Мудрого. Член Консультативного совета при губернаторе Новгородской области.



 
konkretno.ru

Ветерану – новый автомобиль
konkretno.ru

7 апреля  Православная Церковь отмечает Благовещение
konkretno.ru

В двух района города повышается температура в сетях
konkretno.ru

За безопасность аттракционов
konkretno.ru

В Петродворце «репетировали чуму»
konkretno.ru

Новую винтовку «пристреливали» по «Сапсану»
konkretno.ru

Противники «Охта-центра» еще раз обжаловали отказ в проведении референдума
konkretno.ru

Автолюбители намерены оплатить «эко-парковку»
konkretno.ru

С 20 апреля по 1 декабря мост «Дружба» встанет на ремонт
konkretno.ru

На вокзалах Санкт-Петербурга заработали новые билетопечатающие автоматы
konkretno.ru

Льготнику купить билет непросто
konkretno.ru

Заплати долг – получи загранпаспорт
konkretno.ru

В Петербурге дважды изнасиловали молодую женщину
konkretno.ru

В этом году в городе будет высажено 11 млн. цветов
konkretno.ru

В Петергофе порезали нелегала
konkretno.ru

Из петербургского храма пропала старинная икона
konkretno.ru

22 фуры с контрабандой подвели таможенников "под монастырь"
konkretno.ru

Судебные приставы обяжут провести ремонт дороги
konkretno.ru

В «черный список» попали 14 детских садов Лужского района
konkretno.ru

Работу молодым